Интервью, взятое у г-на Миура
корреспондентом итальянского журнала "Jappamondo"
Давидом Кастелаззи (Davide Castellazzzi)

опубликовано в феврале 2003г

Перевод с английского – Nihon danshi.

 

В Берсерке просматривается определённая страсть к европейскому средневековью. Как она появилась, и какое влияние она оказала на Ваше творчество?

Осведомлённость японцев о западном фэнтези немного удивляет. Я обнаружил, что японцы являются, без сомнения, тем азиатским народом, который больше всего любит жанр западноевропейского фэнтези. Возможно, это связано с историей послевоенного периода. На Западе, как и везде, долгое время существовало ошибочное представление о жизненных ценностях японцев. Думаю, оно очень своеобразно выражается в некоторых направлениях жанра фэнтези, в которых определённые образы и фантазии переносятся на бумагу. Большинство японских детей знают о рыцарях, закованных в доспехи, больше, чем о самураях и их chon mage (традиционная причёска самурая: волосы собраны в пучок и завязаны на макушке). Сам жанр фэнтези согласуется только с магией меча. Насколько я помню, я тоже вырос с таким представлением. Когда я пишу мангу, мне хочется показать истории, которые могли бы увлечь читателя. И всякий раз, когда я пытаюсь как можно глубже проникнуться чувствами персонажа, который принимает участие в той или иной сцене, я убеждаюсь в том, что вновь оказываюсь в Европейском средневековье. Конечно, это не те Средние века, какими они были на самом деле, а вымышленный, воссозданный образ Европы того времени. Надо сказать, сегодня он пользуется огромной популярностью в такой восточной стране, как Япония. Вероятно, тот же самурай или ниндзя, созданный западным писателем, будет непривычен японскому глазу, но и средневековый мир Берсерка будет казаться европейцу странным, разве не так? Я был слегка удивлён тем тёплым приёмом, который был оказан Берсерку, причём не нынешней японской аудиторией, которой он и был адресован, а читателями, живущими в месте разворачивающихся в манге событий, т.е. в Европе и, в частности, Италии...

Я обратил внимание, что в Берсерке Вы ссылаетесь на европейских художников/иллюстраторов, таких как Эшер (Escher) (1898-1974, иллюстратор, математик, специализировавшийся на "пространственных иллюзиях"), и Иероним Босх (Hieronymus Bosch) (1450-1516, фламандский художник, отдававший предпочтение изображению монстров и чудовищ). Вы изучали их работы?

Я ценю творчество обоих художников; у меня даже есть коллекции их картин. Кроме того, мне нравятся гравюры Питера Брюггеля (Pieter Bruegel) (1564-1637/8, автор своеобразных картин, изображающих сцены из ада), Густава Дора (Gustave Dore') (1832-83, французский скульптор, иллюстратор и художник, известный религиозными картинами с изображением инферно). Если говорить об иллюстраторах, то я восхищаюсь творчеством Франка Фразетты (Frank Frazetta) (род. 1928, известный американский иллюстратор и мульипликатор) и Льюиса Моррисона (Luis Morrison).

Возникает ощущение, что в Берсерке объединены сразу 2 жанра: приключенческо-исторический и фантастики и ужасов, причём последний преобладает. Вы согласны с такой трактовкой?

Берсерк, прежде всего, является фэнтези. Исторические элементы добавлены туда с целью усилить у читателя ощущение реальности происходящих в манге событий, позволить ему окунуться в их водоворот. Я соединил 2 жанра для того, чтобы Берсерка мог читать массовый читатель, который не проявляет особого интереса к фэнтези и фантастике. Мне абсолютно не хотелось создавать это произведение исключительно для своих поклонников.

Очень долгий по времени возврат к прошлому Гатса (резкий переход от "Хранителя Желания", где Гатс "в самом расцвете своего творчества" ;), к "Золотому Веку", в котором последовательно описывается жизнь данного героя,начиная с момента его рождения. - прим. пер.) позволяет истории Банды Ястреба занять ключевое место в повествовании. Вы с самого начала это предвидели?

Лично мне нравятся те манга, где читателям удаётся "привязать" себя к персонажам. Это значит испытывать к ним симпатию и сострадание, отождествлять себя с ними. В этом манга похожа на изложенные прозой стихотворения. Поэтому я подумал, что было бы лучше до мельчайших подробностей рассказать о жизни главного героя, то есть Гатса, чтобы усилить любовь к нему читателей. Однако в действительности повествование стало развиваться по совершенно непредсказуемому сценарию. Но что сделано, то сделано. Хотя мне кажется, что, несмотря на свою неопытность, мне удалось сделать последний штрих к своей работе в виде этого возврата, который и позволяет читателю испытывать сочувствие к героям.

Одним из определяющих моментов Берсерка в повествовании о Банде Ястреба является большое количество персонажей. Вы не жалеете о том, что отдали в жертву практически всех членов Банды?

Может показаться странным, но я сделал это абсолютно невозмутимо. Быть одержимым каким-либо персонажем для создателя манги не так характерно, как для читателя. Для меня важно, чтобы появление в манги подобных героев имело свой смысл: есть моменты, где мы просто живём и где нам приходится противостоять смерти. Не знаю, это может показаться странным, но оно значит для меня очень много.

Вы уже закончили работу над созданием аниме для Берсерка? Если да, то как Вы оцениваете итоги?

Я был постоянно увлечён созданием телевизионных серий для аниме и, как следствие, был очень занят этим увлечением. Однако, я не считаю это пустой тратой времени или денег. Просто в определённых пределах (у каждого они свои) люди, вовлечённые в процесс создания аниме, достигают наилучших результатов. Я не исключение: как только у меня появилось достаточно времени, я с удовольствием приступил к совместной работе.

Вы совместно работали с компанией Dreamcast, но над созданием не аниме, а видеоигры...

Центральное место в аниме занимает Банда Ястреба; фактически же в ней рассказывается только об истории Чёрных рыцарей. А игра представляет собой нечто другое. Пожалуй, это первый промежуточный "микс", связанный с Берсерком. Он развеет представления тех, кто считает, что Гатс - это чёрный рыцарь, и ничего более. К счастью, по сравнению с аниме, у меня было гораздо больше времени руководить данным проектом.

Берсерк полностью поглощает Вас. Вы планируете в будущем вернуться к работе над "Японией" (манга "Japan") или же будете сочинять новое произведение?

Я не собираюсь возвращаться к "Японии", но, рано или поздно, у меня возникнет желание попробовать себя в жанре научной фантастики. Главная прелесть работы мангакой заключается лишь в способности создавать "постоянно разные миры", которые нельзя нигде найти.

Материал для перевода взят с форума Skullknight.Net.