Крылья Тьмы


Название: Крылья Тьмы
Автор: Запасной Аэродромчик
Бета: Kinn
Размер: драббл, 818 слов
Пейринг: Фемто/Слэн, упоминается Гриффит/Шарлотта, Фемто/Каска
Категория: гет
Жанр: PWP
Рейтинг: NC-17
Примечание/предупреждения:1. Мат. 2. Слово "влагалище" означает "ножны". См. "Илиаду" в переводе Гнедича.
Краткое содержание: Фемто жаждет узнать тайну, которую хранит Слэн. Ему придется постараться, чтобы вырвать эту тайну.



В верхней точке Воронки, на границе Бездны, где вихри безвременья в клочья рвут всякое существо – кроме тех, сильнейших, что царят надо всем – после напряженной погони, выматывающей силы, сознание, самую суть, он сумел настичь ее и объять своей волей.
Или это она сдалась, чтобы переменить игру?
В телесном обличии он схватил бы ее за горло, но здесь, где была невозможна никакая телесность, он сосредоточил на ней все свои устремления и окружил пристальным вниманием так, что ей невозможно было вырваться.
мне нужно переродиться
зачем дурачок тело не сокровище а обуза создавай его заново из земных элементов как делаем все мы желая посетить смертный мир покидай его как только исполнишь свое желание
мне нужна настоящая плоть перерождение в человеческом облике
для чего
чтобы спасти этот мир
спасти ха ха ха спасти
я избран для этого я возлюбленный сын бога и во мне его благоволение к смертным
благоволение к червям пожирающим друг друга смешно продолжай давно я так не смеялась
мне безразлично твое мнение шлюха я взыскую знания и ты дашь мне его
знания ха ха знания возьми если сможешь
как
заплати укради вырви его у меня как пожелаешь обольсти пытай растерзай мне все равно милый птенчик ты жаждешь знаний я жажду тебя
Каким-то образом ей удалось выскользнуть. Кануть вниз, пронзая толщу Воронки, рассекая поток истерзанных душ и по пути обрастая призрачной сутью, не плотью – но уже видимостью, обволакиваясь трепетной тьмой, подобной крыльям.
Даже здесь, на верхних планах бытия, она вся была – разверстое смрадное лоно, ненасытное нутро, принимающее без счета и все переваривающее. Слизь, слякоть, слепая кишка мироздания. Содрогаясь от омерзения, он думал о неизбежном и удивлялся лишь тому, что столь важная тайна оказалась во владении сущности столь низменной. Даже в облике чистого духа Слэн умудрялась оставаться проекцией самой грязной плоти, почвы, вечной и древней пизды, жизнь дающей и жизнь отнимающей.
Слабым отголоском памяти отозвалось нелепое совокупление в душном сумраке жарко натопленной спальни, сдавленный писк полурасцветшей женщины, острый запах ее влагалища, ее щекотные волоски на его щеках, еще детский задок, почти полностью поместившийся в ладонях. Тогда он тоже внутренне содрогался от отвращения, гадая, что извергнется раньше – семя или блевотина? Но девичья устрица на вкус была все же приятней старческого червячка, и, вспомнив о мертвом сатире, он отомстил женщине так же: поцелуем запечатлел на ее губах вкус ее собственного срама – а потом придавил собой и вошел, разрывая девственную плеву, зажимая ладонью рот.
о ком ты думал тогда скажи мне и я скажу тебе
не дождешься сука
Теперь и его черные крылья трепал неистовый ветер на пути к земле. Вниз, вниз, все они таковы – падение неизбежно, и потому они стремятся выдать его за полет. Что за насмешка – у нее тоже есть черные крылья.
гатс гатс так его зовут нашего мальчика хочешь узнать где он хочешь ощутить его я чувствую его все время там на границе где так жарко в самом месиве в крови и в огне он всегда там любимая моя игрушка
заткнись
если ты хотел его почему ты не взял его скажи мне и я скажу тебе
заткнись
о-о-о я вижу я знаю ты искал для него большей боли ты правильно выбрал ты быстро учишься но что он сделал тебе скажи мне скажи мне и я скажу тебе
никогда
Мир сгущался. Плотнел, тяжелел – стремительное движение замедлялось, они рассекали пространство и время все еще с бешеной скоростью, любую из низших душ убила бы эта скорость – но для них двоих это было как падение сквозь патоку. Их оболочки раскалились от трения о воздух, крылья сгорали дотла и в то же мгновенье отрастали снова – шлейф черного пепла тянулся за ними, расточаясь на холодных ветрах.
Он протянул руки, впился когтями в шипящую пузырящуюся плоть. Рывком раздвинул колени и воткнулся в сердцевину, неважно куда – пылающий фаллос пролагал себе путь сквозь мясо и кости.
скажи мне скажи мне скажи мне
нет нет сильней горячей больней до самого дна тогда может быть наверное возможно вероятно не исключено
От удара оземь оба тела, созданные из крепчайших материй божественной волей, смешались и разлетелись брызгами, пылью, паром.
скажи мне скажи мне скажи мне
я уже сказала тебе сказала тебе дурачок да да да еще раз еще сильнее возлюбленный мой
От гнева он не помнил себя. Собрав воедино всю свою суть, ожидал, пока она сделает то же – но она, расточившись горячим кровавым туманом, облепила его и ворвалась внутрь – в уши, глаза, в ноздри и в рот.
И он понял.
Нити судьбы, пульсирующе-красные артерии, сплелись и слились в одной точке, в месте под названием Альбион; в одном существе – уродливом искореженном полупризрачном младенце.
Конечно же, никто, кроме Слэн, не мог быть хранителем этой тайны.
Чтобы родиться во плоти, нужно пройти через утробу. Другого пути от начала мира нет и не будет.
Он засмеялся, раскрывая черные крылья. Отобрать у предателей последнее, что у них еще есть, очистить и войти в мир теми же вратами, которые он уже разверзал однажды, насилуя Каску во время Затмения – это самая лучшая шутка из всех, что может измыслить судьба. Самое извращенное преступление, каким может утешиться зло.
Его спасители. Его жертвы.
Его родители.

Конец.