Нисхождение в бездну


Название: Нисхождение в бездну
Автор: captainhurricane
Переводчик: Китахара
Бета: fandom Berserk 2015
Оригинал: the descent; down down down
Размер: драббл, 605 слов в оригинале
Персонажи: Гатс, Каска, Гриффит
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: конец света наступает в один миг.

непрощенный принц

…неверие оставляет горечь во рту, уже узнавшем вкус крови; «Нет, нет, нет» – непрерывно повторяется у него в голове. Тело в его руках – как скелет, хрупкое, готовое погибнуть от тишайшего дыхания. Гатс не может вспомнить, когда в последний раз лил по чему-нибудь слезы: как бы он успел, если постоянно была битва за битвой за битвой за битвой – и плакать всегда оказывалось заботой кого-то другого, чьей-то чужой бедой. Сейчас слезы жгут глаза, словно жидкий огонь. Белый ястреб дрожит, как ребенок, прикосновение его руки – легче перышка. Рука падает. В голосах товарищей слышатся паника и страх, потому что страх сейчас наполняет каждый их день – страх перед концом света, страх за единственную жизнь, которая у них есть. Палач смеется за окошком. Гатс беззвучно встает, его лицо скрыто тенью. Гриффит глубоко вдыхает – звучит тяжело, будто стук в двери Ада. Кончики его истерзанных пальцев подергиваются, бледные губы движутся в бесплодной попытке что-то сказать, но слова для этого ястреба мертвы – ничего, кроме тишины, не осталось.

души, которым не встретиться

Она знает, что он смотрит, и не может поднять на него взгляд. Рука в ее дрожащих пальцах совсем маленькая (разве у Гриффита всегда были такие маленькие руки?), кожа сухая и сморщенная – ни следа той снежной, ангельской белизны, что была прежде. Каска знает: он смотрит; ей хорошо знаком взгляд его холодных голубых глаз – пусть сейчас свет в них потускнел и померк. Эта иссохшая оболочка – не Гриффит, и уж, конечно, никакой не спаситель. Она плачет, потому что с этим ничего не поделать, а она так устала, так ужасно устала быть единственной, кто не дает всему пойти прахом. Каска хранит память о ночи, когда Гатс ушел, а Гриффит стоял рядом с ней – на коленях, в снегу. Она знает: в конечном итоге тот, кому она больше всего хотела открыться, не смог увидеть, что у нее на сердце. Даже когда он наваливается на нее, издавая такой булькающий звук, будто умирает, Каска лишь глубоко вдыхает и удерживает его, гадая, есть ли для кого-нибудь из них выход из всего этого. Увидит ли она когда-нибудь слепящий, сияющий свет в холоде голубых глаз Гриффита? Тело под ее руками тонкое, как веточка, его так легко сломать, если приложить достаточно силы, так что она держит его, как ребенка.

"Гриффит", – думает она и душит всхлип.

– Гриффит, – говорит она, но он не отвечает.

нисхождение

в небе – тела, в воздухе – крики боли

земля в крови, в воздухе – тяжелое дыхание

(это был ты, только ты, из всех них это всегда был только ты – тот, кто летал так же высоко, как я, ты приковал себя к земле, но твои крылья были больше моих)

Ястреб с подрезанными крыльями открывает рот, но слова слышны только у него в голове (я жертвую, жертвую, жертвую). В своем коконе он в безопасности. Кто-то выкрикивает его имя, но это что-то из прошлого. Я восстану.

Мир раскалывается, перестраивается - и он сам перерожден отвратительной и жуткой, жуткой любовью, изменен и преображен, его крылья широко раскрываются, и только смерть и тишина остаются в бледном свете его глаз.

в небе – трупы

земля красна, и воздух тяжел от смерти

Конец.