Ты не имеешь права


Название: Ты не имеешь права
Автор: Запасной Аэродромчик
Бета: Kinn
Размер: мини, 1015 слов
Персонажи: Силат
Категория: джен
Жанр: драма
Краткое содержание: нелегко быть принцем Бакирака.
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: кое-какие лакуны в каноне заполнены вольно.



Падая, разбивая колени, рассаживая локти и живот, ты не плачешь. Ты принц Бакирака, ты должен быть примером своему клану и своему народу. Ты не имеешь права на слезы, на крик и слабость.
Сражаясь – всегда в чужих землях, всегда за чужое дело, – ты прячешь лицо. Ты не имеешь права на славу. Ты не имеешь права на смерть. Ты не имеешь права попасть в руки врагов живым.
А значит – ты не имеешь права на ошибку.
Но если ошибка все-таки случилась – ты не имеешь права ее признать иначе как про себя. Ты должен быть безупречен в глазах других, ты должен исправлять ее так, словно это и было задумано, а если нет – наказан должен быть кто-то другой. Кто, возможно, сделал все правильно, однако не родился принцем Бакирака и свободен от бремени безупречности.
И когда твоя мать кончает с собой, чтобы спасти клан от гнева Ганишки (вызванного твоим поражением!) – ты не имеешь права горевать и гневаться. Отныне ты глава клана и народа. Отныне ты отвечаешь за его существование перед императором.
И перед собой.
Ты не имеешь права на любовь. Когда твою возлюбленную зарежет варварский король, которому показалось, что она проявила недостаточно рвения при спасении принцессы, ты не уронишь ни слезинки.
Ты не имеешь права на месть. Бакирака не мстят по личным причинам. Бакирака сражаются только по найму. Если хоть на миг, хоть единожды отступить от этого правила, если кто-то поймет, что маленький народ готов проливать свою кровь ради своих целей – этот народ будет уничтожен. Ганишка не прощает.
Ты не имеешь права на гордость. Все, что ты сделал, делаешь или будешь делать – принадлежит Бакирака. Тебе гордиться нечем.
Вот где ты совершил преступление. Вот где ты совершил кощунство – ты решил, что можешь добыть для себя одну небольшую победу. Ты решил, что имеешь право на гордость.
В самом деле – варварское приграничное графство, турнир за право возглавить отряд, посланный против наемников-изменников, именующих себя «Отряд Ястреба». Ты хочешь заполучить этот контракт – не для себя, для Бакирака. Это удобно. Это согласуется с интересами другого нанимателя – короля Мидланда. Он хочет уничтожить «Ястребов» так же сильно, как граф, чьи границы эта банда тревожит снова и снова. Две награды за одну работу – если ты победишь на турнире… А впрочем, никаких «если». Ты победишь – ибо ты принц Бакирака.
Ты называешь имя «Силат», потому что подлинного твоего имени не знает никто, кроме Бакирака. Силат – это хорошо. Кушанцы улыбнутся, узнав название боевого стиля. Варвары попросту не поймут, им и незачем.
Имя противника – Гатс – тоже не говорит тебе ничего. У этих северных дикарей и имена-то ничего не значат, и ни к чему тебе имя человека, считай, уже мертвого. Будь он чуть похуже – смог бы уйти с арены живым, для северян это не смертный бой, они дерутся лишь ради чести и славы, они охотно оставляют противника в живых, когда тот повержен.
Но ты не имеешь права на честь, граф желает не полководца, а палача для банды разбойников. Ты убиваешь противников – одного за другим, и одновременно с тобой от победы к победе поднимается варвар по имени Гатс.
Странно – тебе ни к чему это имя, но ты все-таки запоминаешь его. Может, потому что оно короткое. А может – потому что варвар какой-то… неправильный. При таком сложении он должен быть неповоротлив. Такой меч не может двигаться быстро. Но варвар с легкостью одолевает одного за другим – и со второй его победы ты понимаешь, что сойтись вам в конце. А это значит – варвар умрет. Какой же смысл запоминать его имя?
Гатс.
Это стало именем поражения.
Потом ты узнаешь: Убийца Ста Человек. Это тебя не остановило бы, узнай ты его перед боем.
Это бы тебя не спасло.
Дело не в том, что он быстр и силен. Дело в том, что он учится на ходу и не повторяет ошибок.
Потом, сплевывая грязный песок арены, ты заставляешь себя признать: он отмечен богами. Он из тех, кому дано от рождения, кто год за годом шлифует свой алмаз – но и без огранки это будет именно алмаз, а не стекло. Есть поэты и художники, способные творить так же естественно, как они дышат. Их привозят вдребезги пьяными на царские пиры – и они, взяв в руки ситар или кисть, создают красоту мгновенно, словно срывают невидимый плод в саду богов. Этот варвар – поэт меча. Боги коснулись его. Тебя – нет. Ты не имеешь права на обиду. Боги не спрашивают у смертных, на чьем челе оставить поцелуй.
И ведь ты получил этот заказ. Варвар отказался вести отряд против Ястребов – откуда тебе было знать, что он поспешил бандитам на помощь?
Потом ты узнаешь: он вел людей, вырвавших Ястреба из мидландских застенков. Четверо Бакирака погибли, пытаясь им помешать. Они остались бы живы, убей ты Гатса тогда на арене.
Или несколькими днями позже – в лесу.
Они остались бы живы – но ты забыл, что не имеешь права на гордость. Тебе хотелось доказать, что твое поражение – случайность. Что варвар не отмечен богами.
За это расплатилась женщина, которую ты не имел права любить.
За то, что Ястреб ушел от тебя под стенами Альбиона, расплатилась твоя мать.
Два раза – совпадение. Три раза – судьба. Варвар был там. Он где-то достал себе меч – еще больше, чем прежний. Он где-то потерял руку и глаз. Но он по-прежнему дрался так, словно боги на его стороне – и, судя по его виду, он дрался так всю ночь.
Но ты не имеешь права на сведение счетов. Твое задание – убить Ястреба, хотя бы его охраняли полчища демонов.
Варвар ушел. Ястреб улетел. Мать распорола себе живот на глазах императора.
Ты не имеешь права на гнев.
Ты не имеешь права стоять и смотреть, как Ястреб поднимается по ступеням передвижного дворца. Ты должен убить его.
Но ты смотришь. Потом ты скажешь себе: полно, да ведь Император – демон. Что ты можешь сделать для его защиты? Что, кроме смерти, ждет тебя, если ты впутаешься в распрю между демоном и…
…богом?
Ты не имеешь права на страх – но страх тут ни при чем. Умереть легко. Но если ты умрешь, кто защитит Бакирака от гнева Ганишки?
Почему-то вспомнился варвар. Почему-то показалось: этот был бы готов встать между богом и демоном.
Ради чего-то большего. В это трудно, почти невозможно поверить – что может быть больше, чем демон или бог? Да и есть ли между ними разница?
Но для варвара она есть. А значит, для него есть что-то еще.
То, на что ты не имеешь права.

Конец.