КОНЦЕРТ.

Какого банана я поперся за Ленкой на этот концерт, я не понял. Ну, не вставляет меня J-Rock, ни на английском, ни на родном языке иероглифов. Мне бы что-нибудь родное, наше…
Но она завелась, и понеслась, и я потащился следом. Наверное, потому что она умеет аба… обо… Короче, очаровывать парней! И уж если Ленке ударило что-то в голову, отказать ей в этом случае почти невозможно - сопротивление только усиливает натиск по всем направлениям и заканчивается неоправданными жертвами. Я досопротивлялся до того, что вчера ночью мы перекрашивали меня в фиолетовый.
Меня!!!
Она сказала, что так надо. Что иначе я буду смотреться там как колхозное пугало. Заобзывала Страшилой, стребовала обещание со следующей недели пойти в качалку, купить ей абонемент в солярий и в бассейн, раз уж я пойду в тренажерный…
Словом, лучше соглашаться сразу.
А теперь я шел и нервно подергивался от воспоминаний о том, что обнаружил утром в зеркале. Она же весело щебетала, что группа хорошо известна в узких кругах, что концерты дают только под заказ и для своих, что там будет клево, что они жгут настолько реально, что остальные просто сосут чупа-чупсы, что…
Прохожие оборачивались, между прочим, не на нее - на меня. А у меня только волосы стали с каким-то злым лиловым отливом. Хотя сама она достала неведомо откуда страшенную майку с буквами "TND" поперек груди и "BOTH" через лопатки, и еще какими-то Чужими и Чужонками, и сразу две БЕЛЫХ банданы с иероглифами, и еще какой-то кулон в виде красного яйца с перекошенной рожей.
И теперь эта жуть чешет вперед меня, и на меня почему-то пялятся, а на нее - нет! Где справедливость?!..
По поводу букв Ленка меня оборжала, сказала, что всем в своем ЖуЖике расскажет, с каким кренделем гуляет. Что TND - это для тех, кто сечет поляну, а BOTH - это для совсем убогих, кроме своего английского ничего не знающих, и таких надо отстреливать, чтобы не мучались, таких даже сабы не спасают, потому что это потерянные челы. И лишь из жалости она позволяет им смотреть на нее сзади. В рамках гуманитарной помощи.
А кулон - это не просто фенька, это самая рульная фишка сезона, рульней просто не бывает, она отрывала ее вместе с руками. И мне надо будет найти такой же, но только серый, - скромнее надо быть, понимаешь, стесняться маленько. А ей - не надо.
И что вообще хватит дуться, как мышь на крупу. И что я ее люблю, ведь правда? Нет, ну, правда?!..
…А какого буя иначе я терплю все это?!!

Пиво она заставила быстро допить и выбросить банку - типа, с пивом туда нельзя, с пивом там не поймут. А когда выяснилось до кучи, что катимся мы в "Звезду", я совсем приуныл. Вечер погублен за здорово живешь - ни одна группа не дает концерты в "Звезде". Там не просто все пафосно, там вообще невозможно реально зажечь - пацаны рассказывали. Только попсу и крутить. И вообще, Дворец Спорта - наше все! Там и вмазать можно, не палясь, и оторваться, и вообще, почудить…
Помню, как с Надюшкой на крышу лазили, когда "Ария" приезжала… Ой, было!..
Впрочем, на подходах к "Звезде" шлялся такой же странный, как и Ленка, народ, и у меня самую малость отлегло от сердца. Я даже увидел пару знакомых, но всякий раз Ленок тащила меня вперед, - дескать, успеете еще пожужжать, а опаздывать низзя, иначе будем совсем как лохи.
На входе, как всегда, стоял детектор и церберы. Пришлось выгребать монету, сдавать мобилу и снимать пояс - там уж очень злая пряжка, металлоискатели от нее истерики закатывают. И все равно пришлось проходить дважды, после чего хмурая девица в белых перчатках начала облапывать меня на предмет, что же там звенит.
Хотелось, конечно, приколоться про протез, но у церберов, и у девицы тоже, были уж больно суровые рожи, а от меня несло тремя банками пива, Ленка тихонько угрожала лютой расправой, и я предпочел не нарываться. Все равно церберша добралась уже до ботов, где титана больше, чем всего остального, устало вздохнула, и махнула рукой - дескать, чист. Иди.
Ленкина кучка оказалась еще больше, но зато ничего не зазвенело. Мы быстренько нацепили-намотали-рассовали по карманам свои прибамбасы и поскакали наверх.

В зал мы вломились минут за пять до начала. К сцене было уже не пробиться, мы пропихнулись куда поближе настолько, насколько смогли. Попутно я обнаружил, что таких, как я, не секущих поляну, тут каждый второй, а то и больше. Впрочем, тащили их, видимо, как и меня - на прицепе, потому что рекламы я не видел, а чем еще заманишь народ?
Только знакомыми джей-рокерами и анимоидами, и анимоидками, местами даже симпатичными. И тех, и других, и посимпатичней я видел много, но пожужжать было не с кем, о чем шепчутся - тем более не услышишь, и осталось поначалу только тупо пялиться на сцену.
Ровный свет. Никакой. Никого на разогреве, - впрочем, Ленка сказала, что это вообще не принято. Что никто не будет проверять аппаратуру, потому что тут и так все на мази. И что хватит вести себя, как последний идиот, иначе ей станет стыдно за меня перед вон теми и теми, с которыми она меня потом обязательно познакомит, а эти иероглифы на самом верху, - это же "Taka-no Dan", или "Band of the Hawk", ты че, дескать, забыл, я же тебе всю дорогу объясняла?!
Типа, умная! А сама при виде иероглифов мгновенно впадает в ступор и тут же уводит разговор в другую сторону, красиво так уводит, плавненько - залюбуешься! Ладно, "Малисами", Клахой и прочими Гактами ты мне мозги уже полоскала, черт с тобой, пусть будет и "Taka-no Dan".
Установочка на постаменте в глубине сцены - это, конечно, да… Впечатляла. Главный бубен был вообще ох… Гм… Большой. Очень большой. А вокруг лепились шняжки поменьше, но тоже прикольные, и много. Посреди всего этого должен сидеть осьминог. Со щупальцами. Точно говорю.
Все равно над сценой, хотя и сильно пониже ударной установки для инопланетян, возвышался еще один постамент, на котором здоровенной подковой устроилась клавишная приблуда. Солидная такая - Ленка что-то быстро шептала про нее, она по части клавишных вообще дока, но я слушал вполуха. Меня лично больше вставляли клевые такие подставки с висящими на них гитарами. Сразу вспоминались покореженные каминные решетки. Стильно так покореженные.
Или кованый забор, в который Женек по укурке вогнал батин "Крузер". Я, правда, видел только фотки, но зато какие! Прямо как эти подставки…
Других декораций не было. Ленка посмотрела на меня как на больного и напомнила, что я совсем отстал от жизни, что тут забойный свет и мегапроекторы, и главная декорация - это вот этот вот самый матовый белесый экран позади ударной установки, во всю сцену, и стоит это все как крыло от "Боинга", и вообще, надо ходить на правильные вещи.
Ее угнетающий мой могучий разум взгляд был последним, что я видел.
Потому что внезапно громыхнуло так, что я разом чуть не оглох. И тотчас отрубился свет. Словно все мы упали негру в задницу.
И бродил, эатухая, от стены к стене вязкий удар - наверное, того самого мегабарабана…

Как только гром утих настолько, что можно было слышать не только его, ползала взорвалось радостными воплями. Другая половина - видимо, из таких же, как я, - подавленно молчала, упорно не врубаясь.
Второй удар обрушился так же внезапно, и вместе с ним сверху упал свет. Пятью столбами. Пятью колоннами.
На установку, на клавишника, и еще три - на сцену. Холодный белый свет в кромешной темноте.
И в нем я увидел их всех…
…Высокого стройного блондина в белом, с хайром ниже плеч, наверное, до самых лопаток…
…Здоровенного амбала в черной кожаной жилетке, каких-то железках и с бас-гитарой. Оживший шкафчик, метра под два в вышину и стесняюсь подумать, сколько в плечах…
…Еще одного гитариста, справа, не такого здорового, но тоже не приведи Господи, и тоже в чем-то черном и с железяками, и еще бросилось в глаза жесткое лицо, и хищная улыбка победителя…
…И еще одного блондина, с хвостом и в белой рубахе, припавшего к клавишам…
…И над всем этим - еще одно чудо в расстегнутой вишневой кожанке, с вскинутыми вверх палочками…
Вишневая косуха неуловимо дернулась, и на нас обрушился третий удар, и стало светлее, а сам свет - теплее.
Палочки ринулись вниз, и со всех сторон плеснул глухой рокот, словно табун лошадей ломанулся по степи. Я знаю, я Джексона смотрел, всего Джексона! И еще другие фильмы!
…И в этом рокоте начал зарождаться странный ритм. Словно какой-то конь прорывался к микрофону, все ближе и ближе. И, вплетаясь в этот ритм и перекрывая этот рокот, режуще звонко полоснуло:
- Ta - ka - no - Dan!!!
Зал вопил…

…Ленка радостно пищала, что их стилист жжет, что они в новых костюмах, и это просто вау! И что у меня есть пять минут или около того, пока идет инструменталка, чтобы запомнить, кто там кто, а иначе я тупой отброс общества и могу валить на юг прямо отсюда. Поскольку еще один товарищ по несчастью уже удивленно пихал меня в бок, пришлось превратиться в слух.
Этот, в центре, - он их солист. Его зовут Гриффис, и хайр у него натуральный, и она хотела бы такой же, но сожжет свой за месяц, а это не прикольно. А еще он сам сочиняет и пишет, и здесь у них главный идеолог. И у него потрясный голос, и он вытаскивает всю группу на концерты.
И еще его прикольная броня на левой ноге и правой руке, прямо поверх белой рубахи и кожаных штанов, смотрится просто отпадно. Особенно вместе с чем-то железным, прикрывшем правый бок, - словно кто-то стырил из музея рыцарский доспех и насел на него с болгаркой. И еще эта рыцарская перчатка на правой руке и кружевная манжета на левой - такой разительный контраст… Короче, ты английский знаешь, ты сам все поймешь, так задумано, стилист - гений!
Брюнет с гитарой и стрижкой ежиком - это ты сам понял, это их гитарист, Гатс. Ник такой! Он же "Энджин". Движок - ты че, тупой?! Они с Каской тут главные заводилы, на них и Гриффисе все и держится! Такие запилы будут, такие запилы… Я тащусь, а ты закачаешься… И наплечники у него как у Судьи Дредда - правда, клево?
Наверно, правда. Смотрелось неплохо. А то, что он способен творить на гитаре, я уже слышал - она шла как раз почти вчистую. И если вся эта металлическая стилистика пока не сильно цепляла, то вот музон вставлял реально. Я чувствовал, что меня начинает затягивать, а ведь шла всего лишь инструментальная партия вступления…
Каска? Это за барабанами. Каска "Драйв". Не "он", а "она", понял? Ну, ты даешь стране угля! Она с Гатсом, вообще отжиговая парочка, а еще она немного поет, у нее хороший голос и несколько партий ближе к концу. Да ты и так ее уже слышал! А еще она их администратор, и с Гриффисом занимается организацией концертов…
Смуглянка с короткой черной стрижкой привстала и развернулась влево, и я успел все-таки оценить и низко сидящие на бедрах вишневые же штаны с широченным ремнем, и короткий черный топ, и вишневую косуху с кучей молний и отвернутыми к локтям манжетами. И странные блямбы на плечах…
…Наплечники, с кем я связалась, это же наплечники! Ты что, "Короля Артура" не смотрел? У кого постер "In Extremo" на двери?! Блин, кому объясняю, ты че, не мужик, что ли?..
…Да смотрел "Артура", смотрел, и в "Sacred" играл, знаю я, что такое наплечники, но они же КРУГЛЫЕ! С ЗАВИТУШКАМИ!!!
…Зато клево!!!
…Зато я понял, почему "Драйв". Она давила сейчас на пару с синтезатором, остальные почти не мешали, и это было сильнее, чем "Battle Without Honor" из "Убить Билла". Она не просто заводила и задавала ритм и темп - она заводилась сама, словно работала на "Энерджайзере", и казалась вечным двигателем. Я бы за этими барабанами уже сдох…
…За синтезатором - Джудо. Его действительно так зовут. Нет, тут нет ни одного японца, просто они играют в стиле джей-рока. Джудо "Сонник Мастер", он пришел не сразу, но сейчас главный звукарь. Гриффис дает идею, а Джудо с Гатсом доводят ее до ума. Что? Грифис пишет? Я говорила??? Ты че, он идеи двигает и тексты! Никогда меня не слушаешь…
…С басом? Это Пиппин. Да, тоже ник, прикольный, правда?! Он у них новенький, только с этого сезона, раньше было без него, а теперь даже несколько ремиксов с ним сделали, у меня есть и то, и то, послушаешь, сравнишь - улет полный! Без баса им нельзя, у них вещи такие…
Когда она успела перевязать бандану на манер японцев из "Перл-Харбора", а?

Инструменталка закончилась без предупреждения, бродящим металлическим эхом, и почти тут же я услышал, как поет Гриффис.
И понял, что вечер будет потрачен не зря.
Его голос брал за душу и выворачивал ее наизнанку. Сильный. Свободный. Без хрипа и рева, но зато с такими переходами, какие я слышал только раз.
И пусть Ленка шепчет про академическое оперное и все такое. Я, это… Со слухом у меня туго. Октавы, обертоны, лады и прочее для меня - что китайская грамота. Я могу только слушать и чувствовать, нравится оно мне или нет. Вставляет или не прет.
Перло. Паровозно перло.
Сносило, как "КамАЗ" велосипедиста.
Даже при том, что английский мой хромает на четыре ноги.
…Свет выхватывал из темноты лишь его, и только по пояс. Все остальные тонули в призрачной синеватой мгле. А он пел, рассказывал нам о Мечте, и она то била конскими копытами, то металлом звенела, то сокрушала органным напором. "Dreams", это была "Dreams"…
…Смотри, какая пластика, шептала Ленка, и я соглашался, пластика кружев и стальной перчатки гармонично вплеталась в рассказ о Мечте, и слава Богу, что ему не надо держать в руках микрофон, - я не знаю, где он его прячет, и мне без разницы, просто пусть у него останутся свободны руки…
…От Мечты остались лишь две протянутые руки - сверкающая полированной сталью, и сияющая белой пеной кружев…
…Две руки…
…Протянутые к нам…
…Ко мне…
На этом мы меня потеряли…

Я плохо помню, что там было дальше, кроме странного драйва, не сравнимого ни с чем…
…Неистовый вихрь "The Endless Fight", будоражащий кровь…
…Отчаянная обреченность "Tombstone Of Flame", обдирающая душу, как апельсин…
…Злая решимость "On The Edge", холодная и страшная…

…В этот мир я вернулся где-то ближе к концу кровавой пелены безысходного "Call Of Behelit". Непонятные, тревожащие образы плыли в вышине… Гоню… Это не вышина, это тот самый задник и те самые проекторы, о которых говорила Ленка.
А Ленка сейчас просто цеплялась за меня и ревела. Натурально, размазывая тушь банданой, и тихо завывала, что они тут не просто ремикснули, а сменили целый кусок текста, и переделали аранжировку, и это не просто мощно, это держи меня, потому что это уже колбасит не по-детски. А сейчас должен быть "Sacrifice", и это будет ваще конец, финиш, дальше только нирвана. И тогда я просто развернул ее, и прижал к себе, и она уткнулась мне в грудь, хлюпая прямо в майку.
…А Гриффис начал петь акапелло.
И - словно споря сам с собой. Под нервный стук собственного сердца. Огромного и гулкого. А в какие-то моменты спора его поддерживали другие голоса. И инструменты. Гитара. Пронзительные электронные переливы техно. Нервная барабанная дробь. И голоса - негромкие, бэк-вокалом, но тем сильнее звенело отчаянное акапелло…
…Перешедшее в совершенно сносящую башню инструментальную "Eclipse", в которой я утонул, запомнив лишь, что к финалу она набрала дикий темп и налилась мощью ударных…
…А потом зал взорвался бешеным торжествующим ревом - из безумия "Eclipse" четким яростным ритмом вырвалось нечто. "Scull Knight Riding" - вопила Ленка, и не только Ленка, и кто-то тряс меня за плечо - кажется, виделись то ли на пати, то ли еще на каком-то коне, и я тряс кого-то, не помню, кого, это было уже неважно, потому что - "Scull Knight Riding"!
И голос Гриффиса катился тяжелой океанской волной, напоенной рокочущим ритмом, и по бубну уже была любая пластика. И Ленка вдруг оказалась у меня на загривке, размахивая банданой как знаменем, а я словно закусил удила и выбивал этот неистовый ритм правым копытом, как заправский конь, и таких коней, как я, тут был целый табун, и парни, и девки, - вот он, драйв! Вот он, кураж!!!
Кровавая пелена взорвалась кромешной тьмой и медленно растеклась полуденным сиянием. Снежным. Свет падал снежными хлопьями в клубящийся понизу туман…
…Она стояла и пела. Та, в кожанке цвета спелой вишни, пела под гитарное соло, лишь изредка касаясь звонких тарелок. И пусть ее голос был слабее и проще, чем у Гриффиса, - эту партию вел именно ее голос, не громкий, а именно звонкий, с легкой хрипотцой. Стальной. Голос каленой стали. "Steel Not Forgive". И мы качались всей кучей и негромко подпевали - все равно невозможно было перекрыть ни гитару Гатса с негромкой, но уверенной поддержкой баса, ни звонкое соло Каски, потихоньку подпитываемое бэком Гриффиса…
…Снежные хлопья вечности… Сталь, которая не прощает…
Где, ну где был я, когда меня учили английскому?!...

…Нет, ты понял, ты понял, шептала Ленка окровавленными губами, и зубы ее стучали по только что сдуру прокушенной банке, и сама банка подрагивала в ее руке. Ты понял, шептала она, они же целую историю рассказали, блин, они же собрали лучшее из двух альбомов, и сшили это инструменталками. И получилась целая история, блин, типа, рок-опера, или что там еще.
И ни одна, мать их, собака, мать их, на форуме не обмолвилась ни словечком, какая замута наклевывается. Ни одна тварюшка даже в приват не черкнула, что будет. Нет, ты понял, шептала она, слизывая кровь с порезанной губы, значит, никто не знал, какую тему они собирались замутить, ты вообще понимаешь, что это значит?!
А я сидел на бордюре, и у меня был свой такой же отходняк. Даже нет. Я все еще был не здесь. Я облился пивом, и мне это было фиолетово.
Я все еще видел белое с серебром соло, бешеную черную гитару и неугомонное вишневое торнадо над барабанной горой…

Конец.