Название: Доспехи зла
Автор: Nastanados, Бесполезное имя
Бета: Китахара
Размер: 5030 слов
Категория: джен
Рейтинг: R

В прошлой статье мы уже разбирали, какие доспехи носят и чем вооружены главные герои манги "Берсерк". В продолжении же речь пойдет о броне и оружии антагонистов, фигурирующих в первых двух арках ("Черный мечник" и "Золотой век"). И что, сука, характерно: если доспехи героев у Миуры служат не столько защитой геройского корпуса, сколько фансервису, то со злодеями ситуация обратная: они как следует прикрывают свои злодейские задницы (иные – в буквальном смысле). Впрочем, Миура и тут остается верен себе и японскому искусству в целом: эклектика во все поля!

Рядовых
злопыхателей на одну разборку в манге слишком много, чтобы статья могла вместить их всех. Ряд выдающихся антагонистов, ко всему прочему, не пользуется доспехами – они и без доспехов могут порвать кого угодно на сотню маленьких медвежат. Но и без этого хватает экипированных злодеев, чье облачение можно тщательно разобрать на составляющие (а их самих пусть разбирает на составляющие Гатс).

И
прежде, чем познакомить вас с первым из этих засранцев, расскажем кратенько об одном реально существовавшем паршивце, чьи выдумки, возможно, и вдохновили Миуру. Во всяком случае, именно его родовое имя мангака взял для названия извечного врага королевства Мидланд – Империи Тюдор. Знакомьтесь, Генрих VIII Тюдор, легендарный бабник, понторез, выпендрежник, тиран и вообще большая сволочь. Большая – без шуток: под конец жизни он разожрался так, что не мог без посторонней помощи сесть на коня. А еще в его правление было казнено около семидесяти двух тысяч человек – абсолютный рекорд среди всех английских монархов.

Именно он, большой любитель турнирных забав, основал в Гринвиче оружейную мастерскую и выписал туда лучших германских оружейников, чтобы они обслуживали исключительно королевский двор. Но, хотя оружейники и были в основном немцами, они не придерживались строго немецкого стиля в изготовлении лат, поскольку решающее слово в определении дизайна и функционала оставалось за королем, вследствие чего гринвичский доспех отличала та самая эклектика, которая так близка сердцу Миуры. Генрих тащил удачные идеи отовсюду, где только их замечал, да и сам кое-что придумывал. Помимо эклектизма, гринвичские доспехи отличает богатство и вычурность отделки: королевский двор, как-никак! Ну, и некоторые другие характерные детали. Например, видите на доспехах сэра Уолтера Рэли (см. портрет справа) эту "гусиную грудь", которая уже не грудь, потому что спускается ниже живота? Запомните эту деталь, мы на нее скоро наткнемся.



До наших дней дошли четыре полных латных гарнитура, сделанных для Генриха VIII. Рассмотрим один из них, вид спереди и сзади. Это одни и те же латы, только с разными гард-бра, в зависимости от того, намеревался король участвовать в конном турнире-миле или в джостре или же сражаться пешим на мечах. Запомните эту забранную в глухое железо задницу! Ее мы тоже увидим, кхм, в лицо...


Второй гарнитур Генриха – конный доспех для человека и конский – для коня.


Третий – знаменитый доспех "железная юбка". Он был сделан специально, чтобы повыпендриваться перед французским королем Франциском на переговорах о заключении союза против Оттоманской Империи. Французы и англичане на этих переговорах вообще напропалую выёживались друг перед другом, из-за чего местность впоследствии получила название "Поле золотых одежд". Предполагалось, что монархи сойдутся в мечном поединке через барьер, но в последний момент правила изменили, так что в деле этот доспех так и не побывал.


И четвертый, изготовленный уже для разъевшегося постаревшего монарха. Тут прямо в глаза бросается выдающийся гульфик.


Кроме этого, набирается довольно много разрозненных доспешных комплектов, а также шлемов, по которым и поныне видно, что "поручик был большой выдумщик". И многие из этих выдумок Миура позаимствовал беззастенчиво.


Начнем со злодея, которого Гатс убивает в первом же томе, для разминки. Безымянный апостол, хозяин замка Кока, и его головорезы неоднократно нападали на город по соседству, пока его бургомистр не вынужден был заключить с ними договор. С тех пор люди апостола творят в городе что хотят, а сам апостол регулярно получает дань молоденькими девушками, которых графично пожирает. Не исключено, что апостол никогда и не был аристократом, а титул присвоил себе, захватив замок, а потом и город. Именно из рук его приспешников Гатс спасает эльфа Пака, за что потом огребает по полной программе: в городской тюрьме его избивали кнутом и пытали раскаленным железом. Не удивительно, что на поединок с мерзавцем Гатс вышел в очень плохом настроении.

У барона-разбойника – самые настоящие злодейские доспехи, при виде которых и ежу понятно, что их носит гад. Судя по конструкции, их прототипом послужил готический доспех (дизайн последнего очень часто используется для доспехов разных сомнительных личностей, чему способствует фирменная готическая угловатость и заостренность). Впервые мы видим доспех барона в зале замка, где апостол ужинает человечиной, при этом пытается угостить бургомистра девичьим ушком. Латы располагаются рядом со столом, причем в сидячем положении, характерном для японских, а не европейских доспехов.



Ранний Миура не особенно заморачивался функционалом доспеха. Кираса тут – нечто, отдаленно напоминающее готическую, но с необычным узором в виде змеиной чешуи, от чего спереди она немного похожа на пластинчатую кирасу-анима. Кроме того, край кирасы заострен и сильно выдается вниз, как у наспинника. В случае с нагрудником острый нижний край вполне мог врезаться в тело хозяина при попытке сесть. У кирасы есть и что-то вроде тонлета – латной юбки, но, в отличие от нормальных доспехов, здесь она состоит из вертикальных полос и чем-то напоминает птерюгес римских легионеров. Сверху на кирасе можно увидеть воротник-горжет необычной звездообразной формы.

Заметно, что набедренники закрывают ногу со всех сторон, что было не свойственно доспехам XV века, оставлявшим их открытыми сзади (да и вообще немногие доспехи могли этим похвастаться). Защищающие ступни сабатоны – типичные готические, с заостренными носками, разве что они еще загнуты книзу, для большей зловещести. Кроме того, наколенники украшают громадные шипы, а наколенные крылья сделаны в виде крыла летучей мыши.

Перчатки барона немного напоминают готические, правда, лишены привычного узорного рифления, зато снабжены торчащими шипами и когтями. Как и на ногах, наколенники украшают огромные шипы, а крылья на налокотниках напоминают крыло летучей мыши. Защитные пластины на плечах, несмотря на привычный "злодейский" дизайн, по конструкции не особенно отличаются от реальных. А вот с чем Миура действительно прокололся, так это с ронделями (они же бесагю) – специальными дисками, защищавшими подмышки. У барона они тоже есть, но это не самостоятельные детали, а часть наплечников, причем подобную ошибку в конструкции можно увидеть и у других головорезов.

Причудливый шлем барона, сделанный в виде головы кобры, несмотря на его дизайн, нельзя назвать полной фантастикой. В XVI веке в моду вошли так называемые гротескные шлемы, изображавшие головы львов, кабанов, драконов или вовсе каких-то неописуемых химер. Вот только практика показала, что обходиться совсем без забрала – плохая идея. Если ты, конечно, не Гатс в режиме мстителя-берсерка...



В качестве оружия барон использует алебарду. Нетипично для рыцаря, причем в высшей степени. Начнем с того, что это оружие пехотинца, как и двуручный меч, – оперировать им с коня крайне неудобно. Алебарда возникла в ХІІІ веке как попытка объединить копье и секиру, и вооружали ей городское ополчение: дешево, надежно и практично. Свой классический вид она приобрела в XV веке и была наиболее популярна у швейцарской наемной пехоты. У барона, судя по всему, испанская алебарда XVI века, длиной примерно в его рост. Когда барон решает просто вырезать весь город, он появляется верхом на коне, а на его оружие уже насажена первая жертва (в экранизации 1997 года ребенка заменил бургомистр, так ему и надо: пошто Гатса пытал? Впрочем, в экранизации его и не пытали...)



Стоит также отметить, что как и у многих апостолов, доспехи барона как бы предвещают его апостольскую форму, чудовищного получеловека-полузмея. Однако от гибели его это всё равно не спасло.


Зондарк – начальник городской стражи в городе, где правил граф-апостол. Как и подобает командиру, он человек огромного роста (на голову выше Гатса) и закованный в тяжелую броню. Впрочем, Гатсу длинных бить только приятней, они громче падают.

Великан облачен практически в ту же броню, что и остальная стража, за исключением некоторых элементов. Здесь следует отметить одну характерную деталь, которую можно, например, увидеть у разрубленных Гатсом в начале схватки стражников. Это – пластинчатая защита ягодиц стражи. Помните турнирный доспех Генриха VIII? Ага, оно! Правда, за такую тщательную защиту королевской задницы приходилось расплачиваться огромным весом – больше 40 килограммов. Генрих в молодости столько вполне тягал, и его соперник-союзник Франциск не отставал. Для стражника, даже для капитана, это все-таки слишком шикарно. Впрочем, доспехи Зондарка не копируют генриховские, а привычно являются мешаниной из разной брони XVI века.

Кираса, судя по выпуклой форме, ребру жесткости и небольшому выступу на нижнем краю, относится уже примерно к третей четверти XVI века. Похожие доспехи, к примеру, носили сэр Генри Ли и английские гвардейцы. Оба образца относятся уже к царствованию Елизаветы I.



Да, это все тот же эклектичный Гринвич, правда, уже после смерти Генриха. При этом защита ног капитана вообще мало на что похожа: длинные тассеты до колен были характерны для последних десятилетий века, но при этом ноги закрыты броней также и сзади. Кроме того, тассеты должны были привязываться к кирасе специальными ремешками, а у Зондарка они уходят куда-то под неё и непонятно, на что вообще крепятся. Кстати, впервые правильное крепление тассетов можно увидеть лишь в начале "Золотого Века", и есть подозрение, что до этого момента Миура попросту не задавался вопросом "А как оно вообще сделано?". Ниже тассет ноги защищены наколенникам с "крыльями", которые переходят в стальные поножи, а те – в сабатоны. Форма последних непривычна для XVI века – острые носки вышли из моды еще в XV веке.

Защита рук примерно копирует генриховскую – те же металлические перчатки-варежки, популярные в первых десятилетиях века. Плечи Зондарка закрыты мощными, доходящими до груди пластинами. У налокотников довольно необычные маленькие "крылья", их ближайшие аналоги – налокотники на некоторых итальянских доспехах, появившихся в начале XVII века.

Безусловно, самое запоминающееся в доспехах Зондарка – это его гротескный шлем. Личины в виде человеческого лица были известны еще в Древнем Мире. Встречались они и в раннем средневековье, прорисовка и реплика шлема из Саттон-ху; и в высоком средневековье ( маска из погребения у села Липовцы, XIII-XIV века). Японцы тоже не отставали. Примером служит боевая личина сомэн, закрывавшая все лицо. Наконец, немецкая личина-забрало XVI века окончательно доказывает, что подобная стилизация то входила в моду, то выходила из нее.

Очевидным минусом такого типа забрала был плохой обзор и слишком тесное прилегание к лицу, не спасавшее от конкуссии при ударе с близкого расстояния. Поэтому с уходом норманнского шлема и появлением топфхельма личины утратили актуальность и снова вернулись в конце XV-го века, на "переходных шлемах" от салада-армэ. Гротескные шлемы создавали в основном на базе закрытого типа (логично, ведь на открытом шлеме все недостатки личины снова проявляют себя), особенно они были популярны в Германии в макимиллиановских доспехах. После 30-х гг. это модное веяние утихает, вернувшись уже под конец века. Хотя внешне шлем Зондарка очень похож на представленный здесь немецкий гротескный вариант раннего XVI века, но горжет в нижней части делает его похожими на савойяры начала XVII века (правда, у последнего были гребень и козырек). Металлический воротник-горжет очень широкий и достаем боковыми краями до самых плеч. Помимо размеров, у него не очень удачная конструкция: Зондарку достаточно было бы нагнуться, чтобы оставить шею беззащитной.



В качестве оружия Зондарк использует огромный боевой молот. Его предки появились еще в каменном веке, но массовое распространение оружие получило, начиная с XIII века, с усилением доспехов. Несмотря на своё название, это оружие по своему устройству больше напоминало кирку и был идеальным средством для проламывания доспехов. По своему дизайну молоты сильно различались: они могли быть длиннодревковыми, наподобие алебард; двуручными, как в манге, или одноручными; пехотными или кавалерийскими. Серьезным недостатком был его вес, невозможность толком блокировать удар (поэтому его часто использовали вместе с щитом), наконец, "клюв", пробив доспехи мог банально в них застрять. Как видно, молот – не самый лучший выбор против практически не бронированного Гатса; скорее всего автору понадобилось что-то большое и тяжелое (у Зондарка молот – полностью металлический).



Помимо того, что в манге мы видим очередную мешанину различной брони эпохи Тюдоров, все эти доспехи были предназначены для конных сражений. Обычно городская стража того времени носила бригантины или полудоспехи, а вооружалась алебардами. Потому что дешево и сердито.

После поражения Зондарка граф вживляет в него часть себя, превращая его в полу-апостола. Став гораздо сильнее, Зондарк выслеживает Гатса в лаборатории бывшего лекаря графа Варгаса, где и происходит новый бой.

Зондарк полностью сменил своё облачение: на сей раз он носит пластинчатую кирасу-анима – появившийся во второй четверти XVI века доспех необычной конструкции. По своему устройству он был близок к пластинчатым курткам раннего средневековья и еще более древним сегментным доспехам – римской лорике сегментате. Можно также заметить, что поверх кирасы Зондарк носит горжет необычной формы, хотя возможно это – украшение брони.



Защита ног у Зондарка напоминает старую, разве что сабатоны имеют теперь "правильный" дизайн. Также на одном из фреймов видно, что ягодицы капитана по-прежнему надежно бронированы.

Защита рук — плод фантазии автора. Плечо до локтя прикрыто странной пластинчатой конструкцией, на вид прикрепленной поверх доспеха, а привычные перчатки-варежки снабжены странным двойным раструбом. Плотная соединенная защита по всей руке совершенно не характерна для европейского доспеха – но очень характерна для японского тосэй гусоку, чьи "кувшинные наплечники" (цубо-содэ) кольчужной сеткой или ламеллярной пластиной соединялись с наручем, а тот – с латной перчаткой.

Можно также заметить, что по сравнению со старыми у новых доспехов более зловещий дизайн: шипы на налокотниках, наколенниках и наплечниках, а также вдоль кирасы, заостренные пластины и многочисленные острые выступы.

В качестве оружия Зондарк на сей раз решил воспользоваться алебардой, немного похожей на ту, что была у барона. Она обладает мощным лезвием и коротким наконечником, а используется как секира.

Во время боя Гатс поочередно рубит Зондарку руки и часть головы, но взамен полуапостол отращивает конечности-щупальца, стремительно превращаясь в монстра. В последний раз Гатс сталкивается с Зондарком, пробираясь в замок графа. К тому времени в нем буквально не осталось ничего человеческого. В коротком бою Гатс убивает чудовище.


Безымянный апостол и правитель города, в котором происходит большая часть арки "Чёрный Мечник", условно Граф, является главным антагонистом арки. В его владениях постоянно проводятся казни, (помимо того, что он, как и Барон, – людоед). Примером жесткости графа служит трагическая история лекаря Варгаса: он пытался бежать от правителя, однако был схвачен, после чего апостол сожрал жену и детей Варгаса у него на глазах, да и сам лекарь выжил лишь чудом, потеряв при этом обе ноги и пол лица. Варгас пытался помочь Гатсу в его борьбе с апостолами, но в итоге сам попал в руки злодея и был казнен.


Графа можно увидеть в доспехах лишь ненадолго, во флешбеке, когда мы узнаем как он превратился в монстра. Преждевременно вернувшись из похода против еретиков, он увидел, что зло угнездилось в самом его замке: язычники устроили оргию, которую возглавляла его собственная жена. Граф перебил всех неверных, но так и не смог поднять руку на любимую. В отчаянии он пытался покончить с собой, и именно это отчаяние графа пробудило бехелит, лежащий на алтаре язычников, и призвало Руку Бога. В итоге Граф стал апостолом, принеся жену в жертву.


Итак, давайте разберемся, что на нём надето. Его кираса явно срисована с миланской. Она состоит из нагрудника и набрюшника, типичных для миланских доспехов, соединенных ремешками. Правда, допущена неточность в форме кирасы: на ней явно видно ребро жесткости. Оно действительно было на поздних миланских доспехах конца XV века, но те имели уже другую конструкцию кирасы. Есть и элементы готики – спинной пластрон на ремешке.

Защита ног графа примерно та же, что у стражников и Зондарка. С руками сложнее: пластинчатые наручи, похоже, надеты поверх других наручей, сами наплечные щитки гораздо меньше нормы. Кроме того, пластинчатый наруч явно не привязан к самой руке (подобное можно первое время наблюдать и у Гриффита). Есть на доспехах и круглые диски-рондели, но на сей раз правильной конструкции.

Шлем графа виден лишь на одном фрейме, судя по всему, это что-то вроде армэ типа "воробьиный клюв", первой трети XVI века. Меч же этого злодея – явная фантастика. Точно такой же меч мы видим позже – им вооружается Каска во время битвы с сотней.


Поскольку дальше речь пойдет о представителях империи Тюдор, стоит сказать пару слов о ней самой. В мире "Берсерка" Тюдор – противник королевства Мидланд. Сто лет они вели войну, которая закончилась благодаря умелым действиям Гриффита и его Банды Ястреба. В качестве основной ударной силы тюдорцы используют тяжелобронированную кавалерию. Последнюю отличают причудливые доспехи, соответствующие названию отрядов – к примеру, Черные Овны носят черные доспехи с бараньими рогами.


Адонгенарал тюдорской армии, командир отряда Голубые киты. Не слишком умный, постоянно хвастается знанием многочисленных боевых приемов, которые передаются в его роду из поколения в поколение. Впрочем, он достаточно сильный боец по сравнению с рядовыми Ястребами. Впервые Адон появляется в восьмой главе шестого тома, где в битве с ним приходится столкнутся Каске. Поскольку она была в тот момент не в лучшей форме, девушка едва не погибла, если бы не помощь Гатса. Поединок главного героя с Адоном продолжался недолго – Гатс победил его одним ударом, разбив тому шлем и изуродовав лицо.

Попробуем разобраться с облачением Адона.


Доспехи Адона напоминают броню других "китов", отличаясь лишь некоторыми украшениями. Его кираса сравнительно гладкая, если не считать украшения на животе, зауженная в талии, с металлической юбкой-тонлетом. Судя по всему, это готическая кираса, однако ее массивная, выпуклая форма больше подошла бы миланскому доспеху. Впрочем, дело, возможно, в комплекции самого Адона.

Ноги тюдорского генерала выше колен закрыты короткими тассетами с украшениями в виде ракушек. На ступнях у него – огромные сабатоны типа "медвежья лапа". Они появились в конце XV века, заменив прежние остроносые. Нужно заметить, что такое нововведение было связано с банальной сменой обуви – прежние остроносые туфли вытеснили плоские широкие.

На руках у Адона – тяжелые железные рукавицы без пальцев, надетые поверх кожаных перчаток, закрывающие руку только с наружной стороны и достающие почти до локтей. Несмотря на необычный дизайн, прототипом тут явно послужили миланские рукавицы второй половины XV века. Гораздо необычнее смотрятся столь любимые Миурой округлые наплечники и налокотники в виде щитов, причем пластина на левой руке по размерам не уступает полноценному щиту. Подмышки Адона прикрыты дисками-ронделями в форме плавников (похожие, кстати, носит Коркус).

Шлем
Адона – как обычно, самое примечательное. Своей решеткой-забралом он напоминает кирасирские шлемы, верней частью – салад, а в сумме – вообще непонятно что. Можно также увидеть, что у шлема есть фигурный горжет, а сам он, судя по всему, раскрывается где-то сбоку, иначе не ясно, как его вообще надевать.

Наплечники, рукавицы Адона причудливо украшены, а шлем сделан в виде головы морского чудовища (это должен быть кит). Кроме того, на некоторых фреймах, где мы видим внутреннюю сторону его локтей или коленей, видно, что под доспехами у него кольчуга. С появлением полных доспехов роль кольчуги стала больше вспомогательной, и её действительно надевали под доспех, чтобы прикрыть те места, которые он не защищал. Те, кто победнее, пользовались бригантинами или неполными латами.

Адон сражается трезубцем. Как известно, последний, эволюционировав из обычной остроги, был оружием рыбаков, а не воинов. Конечно, его использовали гладиаторы-ретиарии и именно трезубец считался оружием бога морей Посейдона-Нептуна, но вряд ли им бы стали пользоваться рыцари позднего средневековья. Правда, был его условный аналог – так называемые боевые вилы (это оружие можно увидеть и в манге) и схожий с ними спетум, но они использовались пехотой, а не кавалерией. Впрочем, главная проблема тут в том, что тяжелобронированная конница использовала копья вроде лэнсов, поскольку её тактикой были мощные таранные удары, а не алебарды или трезубец, как “Голубые Киты” в манге, поскольку это оружие для подобной атаки было бесполезно.


Позже, Адону вместе с отрядом наемников удается нагнать Гатса и Каску в лесу. Гатсу приходится принять неравный бой, после которого он получил титул "Убийца ста человек". Во время этого боя Адон, наученный горьким опытом, лишь командовал, благоразумно держась за спинами наемников. Доспехи на нем были те же, что и раньше (минус разбитый шлем), правда, тут мы можем рассмотреть их получше. Виден и его меч, похожий на тот, что был у Каски, но без защитных колец. Здесь стоит на время отвлечься от Адона и вспомнить другого персонажа, появившегося во время битвы с сотней.



Самсон – младший брат Адона, в битве с сотней он играет роль местного босса (хотя Адон и говорит, что Самсон лишь немногим уступает ему, но наверняка, как обычно, хвастается). Он появляется в третьей главе седьмого тома и в ней же благополучно гибнет, что не помешало читателям его запомнить. Самое впечатляющее в Самсоне – его громадные размеры, что в высоту, что в ширину. Он одет в мощные доспехи, по словам Адона – втрое толще обычных.

Конечно, доспехи эти – чистой воды фэнтези, но всё же некоторые элементы реальной брони в них увидеть можно. У Самсона гладкая, выпуклая кираса, суженная в талия. Она напоминает миланскую броню и, пожалуй, даже больше, пред-максимиллиановскую. Правда, на гладкой поверхности зачем-то сделаны выпуклости, что не облегчает соскальзывание вражеского оружия. Такие же круглые выпуклости видны на квадратных тассетах до колен. Сами ноги защищены пластинчатыми поножами и совершенно чудовищными сабатонами (можно заметить, что ступня у Самсона больше головы Адона).

Сложно
толком разобрать защиту рук Самсона. В основном видны лишь гигантские фэнтезийные наплечники и такие же громадные перчатки, напоминающие миланские. В районе подмышек видны диски-рондели, похожие были на некоторых готических доспехах. Наконец, на голове у гиганта – гротескный шлем в виде головы рыбы-удильщика. Нетрудно заметить, что из-за открытой пасти шлем не обеспечивает полной защиты лица.



В отличие от брони, оружие у Самсона вполне реалистичное. Он вооружен одной из разновидностей кистеня – цепным моргенштерном. Кистень появился примерно в VIII веке и завоевал популярность за счет дешевизны и простоты в изготовлении. Моргенштерн ("утренняя звезда") возник в Германии, его конструкции могли разниться, но наиболее известный вариант – шипастая гиря или прикрепленная цепью к длинной рукоятке, или просто на длинной цепи.


В левой руке у Самсона круглый щит типа тарч, примечательный своими лезвиями. Как ни странно, аналог подобного средства защиты действительно существовал – это щит рондаш, который мог быть снабжен ловушкой для клинка, выступающими лезвиями и штырями. Стоит, кстати, отметить, что, хотя отдельные щиты применялись вплоть до XVI века (а в некоторых регионах и дольше), уже во второй половине XV века щит утратил былую популярность и применялся очень нечасто, особенно в кавалерии.

Но вернёмся к Адону. В последний раз он появляется в манге во время штурма крепости Долдрей. Вместе с небольшим отрядом своих китов он был оставлен в крепости, и Каске, которая во время битвы командовала войсками, штурмовавшими крепость, вновь пришлось скрестить с ним клинки.



Облачение Адона здесь - одно из самых фантастических и нелепых во всей манге. На сей раз доспех сделан в виде акулы. У него шлем в форме акульей головы, акулья морда украшает кирасу, в виде акульих голов также сделаны наплечники, наколенники и даже сабатоны. Кроме того, тассеты по форме напоминают плавники, а пластины на руках – акульи хвосты. Если же отбросить всю акулью тематику, то доспех примерно напоминает броню второй половины XV века. У него латные пластинчатые наплечники; поножи и сабатоны отдаленно напоминают готические, тассеты тоже относятся к тому же периоду (не будем обращать внимания на их дизайн, сильно снижающий защитные свойства). Самое странное тут – защита кистей рук: у Адона даже не перчатки, а какие то пластины, по-видимому, прикрепленные прямо к цилиндрическим наручам. Кираса своим огромным треугольным выступом больше похожа на доспех с тапулем второй четверти XVI века.



Шлем, судя по конструкции, – это что-то вроде закрытых шлемов XVI века, правда, с полностью открытым лицом и конической формы, что делает его похожим больше на старинные бацинеты.


В качестве оружия Адон использует что-то вроде копья, но с тремя наконечниками (снова). Это – рунка (ранса, ранкона, корсеска), древковое колющее оружие, особенно популярное в Италии и Испании. Первые его изображения относятся к XV веку, хотя предположительно оно гораздо древнее. Нетрудно заметить, что Адон явно отдает предпочтение древковому оружию, даже не пытаясь использовать висящий на поясе меч.


Боскон – командующей сильнейшей в Тюдоре армией, Пурпурных Носорогов. Кроме того, он и сам – сильнейший боец в Тюдоре. Не уступая Гатсу как воин, а Гриффиту – как командир, он все равно терпит поражение и гибнет из-за неумелых действий своего командующего – барона Геннона.


Доспехи Боскона довольно трудно классифицировать. К примеру, его кираса уже имеет ребро жесткости, но при этом её нижний край ровный и без выступов, в отличие от доспехов XVI века. Верхний край кирасы достаёт почти до основания шеи, а вот пластинчатой юбки нет совсем, и тассеты крепятся прямо к низу кирасы, как в рейтарских или кирасирских доспехах XVII века. Правда, сами тассеты гораздо короче, у них странная угловатая форма, и они явно не прикреплены к ноге. На колене и ниже мы видим готические латы, узнаваемые по заостренной поверхности и остроносым сабатонам, но они никогда не использовались с подобной защитой бедер.


А вот прототипом защиты рук явно были миланские латы, несмотря на нетипичный дизайн. Именно для них характерны массивные наплечники, налокотники и перчатки, причем ассиметричные – на левой руке всегда больше и толще, чем на правой, что было связано с отказом от щита. Массивная перчатка на левой руке генерала лишена подвижных пальцев, а на саму кисть руки под ней надета кожаная перчатка. Наплечники и налокотники Боскона обладают поистине устрашающими размерами, а кроме того, снабжены громадными шипами (что-то подобно, пусть и не таких размеров, было и на настоящих миланских доспехах). Правда, перчатка на правой руке у него явно готическая, пусть и с измененным дизайном. Можно также увидеть привычные в манге оплечья из угловатых пластин и кольчугу, надетую под доспех.


Громадный носорожий шлем по конструкции мало напоминает обычные гротескные шлемы. Во-первых, шлем не защищает горло и шею спереди, поэтому Боскон носит бевор (бувигер)доспешный элемент, предназначенный для защиты горла, части лица и груди. Такие беворы обычно использовались вместе со шлемом-саладом, но у Боскона - что-то странное, напоминающее бацинет, но с длинным и широким хвостом, как у салада. Что касается забрала в форме головы носорога, то схожая конструкция была у гротескного шлема императора Фердинда I, сделанного в виде волчьей головы.


Оружие Боскона – огромная секира на длинном (не меньше двух метров) древке. Внешне она похожа на бердыш, но, в отличие от него, лезвие укреплено с помощью двух проушин, как у вульжей и их шотландской разновидности, лохаберской секиры. Хотя подобная секира является типичным оружием пехотинцев, Боскон с легкостью орудует ею из седла. Кавалерийские секиры действительно существовали, но были гораздо меньше – не больше метра.


Геннонтюдорский барон, гомосексуалист, сибарит и просто мерзостник. Когда Гриффит только начинал свой путь командира наемников, Геннон предложил ему щедрую награду, если Гриффит проведет ночь с ним. Поскольку отряд нуждался в деньгах, Гриффит согласился на предложение старого извращенца. Так случилось, что именно Геннон был назначен губернатором Долдрея – неприступной крепости, которую много лет не могла взять мидлнадская армия. Зная о вражеском командующем, Гриффит умело воспользовался его похотью: желая во что бы то ни стало заполучить Гриффита живьем, Геннон лично возглавил армию Пурпурных Носорогов и бросил их в бой, оставив крепость практически без защиты. Из-за неумелых действий командующего, думающего не той головой, которой следовало, Долдрей был взят, а сам Геннон погиб от руки Гриффита.

В отличие от большинства персонажей, Геннон носит доспехи, практически полностью срисованные с реальных. Это латы раннего XVI века из коллекции Уолласа, предположительно изготовленные в Германии, относящиеся к так называемым костюмным доспехам. Так назывались доспехи, стилизованные под одежду (в основном – эпохи Возрождения), особенно популярные в первой трети XVI века. Выполненные в стиле "разрезы и буфы", моду на который ввели ландснехты, и украшенные позолотой, эти доспехи явно не были предназначены для сражения, хотя и защищали тело не хуже обычных. Кроме того, командующему, не принимающему непосредственного участия в битве, можно было не беспокоиться о сохранности дорогих доспехов. В то же время в манге есть и ряд отличий от уоллосавских доспехов.


Во-первых, у них есть воротник, причем это не стандартный горжет, а копия приподнятого воротника на пальто. В бою, впрочем, он был бы совершенно бесполезен: остается широкий зазор между воротником и шеей, к тому же он абсолютно не защищает горло.


На плечах у Геннона – сравнительно небольшие защитные пластины, украшенные в том же стиле, что и остальные доспехи. Самое необычное тут – это защита кистей рук. Судя по пальцам, на руке у него – пластинчатые перчатки XVI века, при этом с наружной стороны кисть прикрыта бронепластиной странной формы (чем-то напоминает защиту рук в "акульем доспехе" Адона). Из-за этого классифицировать перчатки не получается.


На голове у Геннона – шлем с гротескным забралом, однако герой так ни разу его и не опускает, от чего разглядеть забрало можно только на паре фреймов, да и шлем почти всегда наполовину скрыт воротником. По форме (полусферический, доходящий до ушей, с небольшим вырезом спереди) шлем напоминает сервильер (цервельер) или черепник, с XIII по XIV век надевавшийся под большой шлем, а позже использовавшийся как облегченная версия салада. Благодаря своей дешевизне он использовался даже в XVI веке. Однако у шлема не было забрало, да еще такой необычной формы, кроме того, самостоятельно черепник использовался лишь простыми воинами.


Вьяльд – апостол, командир входящего в состав Мидландской армии отряда Чёрных Псов, который он собрал из заключенных и прочего сброда. Чёрные Псы и их командир заработали себе репутацию кровавых убийц и насильников, не щадящих ни женщин, ни детей, причем даже на землях Мидланда. Хотя никто не знал, что Вьяльд – апостол, однако из-за страха, который он внушал всем, включая самого короля, Чёрных Псов отправляли воевать на окраины страны. Вьяльда боялись даже собственные бойцы, которых он убивал за малейшее колебание. Для самого Вьяльда война и убийства – просто развлечение, его девиз – "Веселись и наслаждайся!"


Когда Гатс с ястребами освобождает Гриффита из темницы, король Мидланда отправляет Вьяльда с его отрядом в погоню. Еще во время преследования Вьяльд успел "отличиться": по пути Гриффиту и его спасителям приходится остановится в хижине крестьянина, который отдал им повозку, и вскоре в этот же дом наведывается Вьяльд с псами. Перебив всю семью, они насаживают изрубленные тела на копья и так продолжают погоню. В конечном итоге остаткам Банды Ястреба приходится принять бой с Вьяльдом и его головорезами.


Доспехи Вьяльда состоят из одной кирасы и наплечников. Не считая их, он носит штанины и рукава, сделанные из грубых чёрных шкур (вероятно, собачьих), которые являются своеобразной "формой" Чёрных псов. Сложно сказать, но похоже что доспехи псы надевают прямо на голое тело.


Прототипом кирасы снова послужили доспехи-анима, правда, дизайн у неё несколько фэнтезийный, но общий принцип конструкции тот же. Кроме того, шею Вьяльда защищает надетый поверх кирасы горжет. На некоторых фреймах видно, что к низу кирасы прикреплены тассеты, точнее – какие-то странные обрубки, ничего не защищающие. Больше всего кираса Вьяльда похожа на современный новодел древнеримского доспеха ниже.


Плечи Вьяльда прикрыты пластинчатыми наплечники, причем их сегменты сделаны в виде сердечек. Как и многие наплечники в манге, они закрывают наружную сторону руки, к которой привязаны ремешками, и по конструкции немного напоминают наплечники ландскнехтов. У Вьяльда нет шлема, а на голове он носит собачью шкуру, своеобразный командирский знак отличия. Да, дорогие читатели, это не шлем, это лицо!


Что до оружия, то на первых порах Вьяльд им вообще не пользуется, полагаясь лишь на силу своих ручищ. Впрочем, сойдясь в схватке с Гатсом, он пускает в бой самое древнее и примитивное оружие – дубину. В отличие от боевых палиц, оружие Вьяльда – просто кусок дерева.

Доспехи и оружие злодеев манги "Берсерк" – такая же причудливая солянка, как и облачение положительных героев. В то же время нетрудно заметить, что рисовал их человек, для которого рыцарский доспех – не просто набор железок, пусть при этом он мешает в одну кучу миланские, готические, гринвичские доспехи, облачение более позднего времени и собственные фантазии. Можно проследить своеобразную эволюцию мангаки – от чисто фэнтезийной брони времен "Чёрного Мечника" к основанным на реальных образцах, но при этом выглядящих их жуткой мешаниной доспехов "Золотого Века", и, наконец, к вполне реалистичной броне следующих арок, где автору приходится уже специально наряжать антагонистов в причудливые доспехи. Впрочем, как показала манга, против Гатса они всё равно мало помогают, а перед его мечом все равны - что люди, что апостолы, что прочие монстры.